Елисавета Фёдоровна и Палестинское общество

   Важным духовным опытом стало для вел. княгини участие в жизни Палестинского православного общества (ППО, с 1889 Императорское), председателем к-рого был ее муж. ППО, созданное 21 мая 1882 г., работало под патронатом России. В число его почетных членов входили представители царской семьи во главе с Александром III и имп. Марией Феодоровной. Определяющим моментом в жизни Е. Ф. стало паломничество с супругом и его братом, вел. кн. Павлом Александровичем, на Св. землю в сент.-окт. 1888 г. для участия в освящении ц. Марии Магдалины в Иерусалиме, построенной в память об имп. Марии Александровне. Торжественная закладка храма состоялась в янв. 1885 г. в Гефсимании. Определение места для строительства и идея храма-мемориала принадлежали начальнику Русской духовной миссии в Иерусалиме (РДМ) архим. Антонину (Капустину) во время паломничества вел. князей Сергея и Павла Александровичей с их двоюродным братом вел. кн. Константином Константиновичем на Св. землю 21-31 мая 1881 г. По просьбе вел. кн. Сергея Александровича архимандрит взял на себя общее руководство строительством. Храм был освящен 1 окт. 1888 г., в праздник Покрова Пресв. Богородицы. Элла вышила ковер для жертвенника. Распространено мнение, что она высказывала желание быть погребенной в Гефсимании, но эта версия не находит подтверждения в источниках и документах, содержащих лишь сведения о том, что ее свекровь, имп. Мария Александровна, мечтала о паломничестве на Св. землю, но по болезни не смогла его совершить и просила похоронить ее там. Элла если и произнесла в Гефсимании подобные слова, то, очевидно, имела в виду желание имп. Марии Александровны. В любом случае есть высокий смысл в том, что мощи Е. Ф. почивают в том самом храме, к-рый строился в память о др. подвижнице из той же царственной семьи.

   Маршрут паломничества 1888 г. включал мн. достопримечательности и св. места Вост. Средиземноморья. Помимо К-поля Элла побывала в Смирне, Эфесе, Бейруте, Баальбеке, Дамаске, Хайфе, Назарете, Кане Галилейской, на горе Фавор. Осмотрела первые школы и больницы, построенные ППО. Очевидцы вспоминали, как она была растрогана крестным ходом в храме Гроба Господня, осмотром святынь храма в сопровождении араб. правосл. историка и богослова архим. Герасима (Яреда). В Яффе утром 6 окт. 1888 г., перед тем как покинуть Св. землю, вел. князья участвовали по просьбе архим. Антонина в закладке ц. во имя апостолов Петра и Павла и прав. Тавифы. В духовной жизни вел. княгини иерусалимское паломничество сыграло особую роль. Отношения, сложившиеся между великокняжеской четой и ППО, повлияли и на «выбор веры» — на решение вопроса, к-рый встал перед ней с приездом в Россию. Участие в жизни об-ва облегчило для нее постепенное укоренение в Православии.

   После смерти мужа Е. Ф. по своему желанию была утверждена председателем ППО. Главным хранителем традиций об-ва был ген. М. П. Степанов, один из его членов-учредителей, секретарь в 1882-1889 гг. и бессменный помощник председателя с 1889 до 1917 г., как при Сергее Александровиче, так и при Е. Ф. Вся переписка Е. Ф. по делам ППО с С.-Петербургом, где находились Совет и канцелярия общества, и с Иерусалимом осуществлялась через Степанова, его знания и опыт в этих вопросах были незаменимы. Уважительные и доверительные отношения связывали Е. Ф. с вице-председателями об-ва Н. М. Аничковым (до 1908), Н. Н. Селифонтовым (1908-1910) и кн. А. А. Ширинским-Шихматовым (1910-1917), секретарями ИППО А. П. Беляевым (1903-1906) и А. А. Дмитриевским (1907-1918). Е. Ф., прислушиваясь к советам, решала принципиальные вопросы сама, в т. ч. о назначении на ключевые для ИППО посты. Так, при назначении преемника скончавшегося в авг. 1906 г. Беляева Е. Ф. поставила непременным условием, чтобы пост секретаря об-ва занял человек, всецело преданный интересам Русской Палестины, знающий ее историю и проблемы, готовый посвятить себя только работе в ИППО. Обсудив неск. предложенных кандидатур, Е. Ф. остановила свой выбор на проф. Киевской ДА Дмитриевском и не ошиблась: в лице историка-византиниста, одного из создателей школы рус. исторической литургики ИППО и в целом рус. дело на Востоке обрели апологета, летописца и археографа. Пост вице-председателя ИППО занимал член Гос. совета сенатор Аничков, педагог, более 40 лет отдавший делу народного образования и прошедший путь от учителя уездного уч-ща до товарища министра народного просвещения.

   В связи с событиями рус.-япон. войны и революции резко снизились доходы об-ва от ежегодного общецерковного «вербного» сбора и частных пожертвований. Было решено обратиться к т. н. бессарабскому капиталу (доходам от имений, преклоненных к св. местам на Востоке), к-рый находился в 3 ведомствах: в Святейшем Синоде, Мин-вах внутренних дел и народного просвещения. 22 апр. 1905 г. Аничков вручил Е. Ф. докладную записку о пособии об-ву по 25 тыс. р. в год от каждого из 3 ведомств. 28 мая ею были подписаны рескрипты на имя К. П. Победоносцева, А. Г. Булыгина и В. Г. Глазова. 10 июня император утвердил общий доклад 3 ведомств о пособии об-ву начиная с 1905 г. в течение 4 лет. Впосл. субсидия в 75 тыс. р. была испрошена вновь на 4 года по 1912 г. включительно.

   Финансовые проблемы об-ва были настолько серьезными, что высказывались предложения о закрытии школ ИППО в Сирии. В ответ на эти опасения Е. Ф. заявила о своей готовности поддержать об-во. Ей удалось также решить деликатный вопрос об освобождении ИППО от обязательства ежегодно выделять значительную сумму на содержание РДМ и на ремонт и содержание ц. Марии Магдалины в Гефсимании.

   В 1907 г. в С.-Петербурге и Иерусалиме праздновали 25-летний юбилей ИППО. Торжественное собрание прошло 21 мая в купеческом зале Петергофского дворца в присутствии членов имп. фамилии, Святейшего Синода, министров и почетных членов ИППО, на др. день 2-е собрание состоялось в Сергиевском дворце в С.-Петербурге, к-рое посетили многочисленные депутации с приветствиями и адресами от разных ведомств, учреждений и об-в. Был подведен итог 25-летней работы об-ва: «Ныне, обладая в Палестине владениями ценностью почти в два миллиона рублей, Православное Палестинское общество имеет 8 подворий, где находят приют до 10 тыс. паломников, больницу, шесть лечебниц для приходящих больных и 101 учебное заведение с 10 400 учащимися; за 25 лет им выпущено в свет 347 изданий по палестиноведению» (Юбил. торжества ИППО. 1907. С. 398-399).

   Предметом особой заботы Е. Ф. была школьная сеть об-ва. В июле-авг. 1913 г. в Назарете проводился учительский съезд для обсуждения педагогической реформы учебных заведений ИППО в Сирии и Палестине. 23 июня 1914 г. Совет об-ва утвердил программы и инструкции для учительских семинарий, принятые Е. Ф. 22 окт. 1914 г.

   Е. Ф. возглавляла ИППО с 1905 до 1917 г. Нек-рые, особенно зарубежные, исследователи (напр., Ф. Г. Ставру) пытались найти различия в деятельности ИППО при правлении вел. кн. Сергея Александровича и под рук. Е. Ф. Они утверждали, что в 1-й период об-во более активно, чем при Е. Ф., внедрялось на Ближ. Восток, его деятельность отвечала идеям панславизма и характеризовалась, по их мнению, склонностью к грекофобии; 2-й период отмечен преобладанием идей грекофильства и космополитизма. Как свидетельствуют документы и источники, и при Сергее Александровиче не было агрессии в деятельности ИППО, и Е. Ф. активно руководила об-вом, в основном следуя той линии, которую наметил вел. кн. Сергей Александрович. После 1905 г. изменилась ситуация в России, и это отразилось на системе внешнеполитических приоритетов ИППО. Е. Ф. после гибели супруга больше внимания уделяла своей духовной жизни, Марфо-Мариинской обители, но по-прежнему решала главные проблемы деятельности возглавляемого ею ИППО и выполняла все обязательства, соответствующие ее должности. Став председателем ИППО, Е. Ф. унаследовала права на церковный участок в Мирах Ликийских, приобретенный в 50-х гг. XIX в. А. Н. Муравьёвым, но потом для России утраченный, и на капитал в 240 тыс. р., собранный благодаря многолетним народным пожертвованиям на восстановление мирликийского храма. В 1910 г. было принято решение купить на эти деньги участок земли в Бари, где почивают мощи свт. Николая Чудотворца, и приступить к строительству нового подворья ИППО. 7 янв. 1911 г. из Москвы в Италию выехала делегация, в составе к-рой был духовный писатель и проповедник, активный деятель Московского отдела ИППО прот. Иоанн Восторгов. Было найдено подходящее место для строительства. 2 февр. Е. Ф. обратилась к имп. Николаю II с просьбой произвести в 1911 г. во всех храмах и мон-рях империи тарелочный сбор на сооружаемый для подворья храм. 12 мая Николай II учредил Барградский комитет и стал 1-м жертвователем, пожаловав от своего имени и от имени имп. Александры Феодоровны 10 тыс. р. Е. Ф. принадлежала инициатива поручить работу над проектом архит. Щусеву, к-рый только что закончил строительство собора для Марфо-Мариинской обители в Москве. Для руководства строительством в Италии была учреждена Строительная комиссия. Закладка храма состоялась 9 мая 1913 г., в день праздника перенесения мощей свт. Николая из Мир Ликийских в Бари. 23 дек. того же года временная рус. церковь в Бари была освящена малым освящением прот. Николаем Федотовым, 24 дек. в ней была совершена 1-я литургия.

   После Февральской революции и отречения от престола имп. Николая II Е. Ф. сочла необходимым отказаться от председательства, чтобы ни в чем не повредить в сложившейся ситуации дальнейшей деятельности ИППО. 6 апр. 1917 г. Совет ППО (уже неимператорского) принял отставку Е. Ф.

Н. Н. Лисовой

Кончина и почитание

   11 марта 1918 г. в Москву переехало советское правительство. Для его безопасности была создана следственная Комиссия по борьбе с контрреволюцией, в городе было введено военное положение. 23 апр. в Москву прибыл герм. посол гр. Р. Мирбах. По свидетельству П. Т. Кориной, за неск. дней до ареста Е. Ф. Мирбах был у ворот обители, но настоятельница не приняла его. Граф хотел устроить переезд Е. Ф. в Германию, но вел. княгиня отказалась. 7 мая 1918 г., на 3-й день Пасхи, Патриарх св. Тихон служил литургию на Б. Ордынке в храме Иверской иконы Божией Матери. Затем он посетил Марфо-Мариинскую обитель, после службы беседовал с Е. Ф. и сестрами. В тот же день Е. Ф. арестовали и выслали в Екатеринбург. С ней в изгнание поехали 2 сестры из обители — Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Взять личные вещи им не разрешили, дали лишь время на молитву в домовой церкви. В дороге Е. Ф. написала неск. писем сестрам обители и духовнику прот. Митрофану, в к-рых просила: «Молитесь за меня, грешную, чтобы я была достойна вернуться к моим деткам и усовершенствовалась для вас, чтобы мы все думали, как приготовиться к вечной жизни».

   19 мая 1918 г. решением Екатеринбургского совета Е. Ф. была выслана вместе с нек-рыми вел. князьями в г. Алапаевск Верхотурского у. Пермской губ. 20 мая ее и др. узников разместили в алапаевской Напольной школе. Е. Ф. много молилась, рисовала, сажала цветы. 21 июня для всех ссыльных членов Дома Романовых был введен тюремный режим: запрещались прогулки по городу, переписка, были отобраны деньги.

   В ночь на 18 июля в Алапаевске взяты под стражу и вывезены в лес к заброшенной шахте Н. Селимская Е. Ф., инокиня Варвара, сыновья вел. кн. Константина Константиновича Игорь, Иоанн и Константин, вел. кн. Сергей Михайлович, кн. Владимир Павлович Палей, Федор Ремез. Их живыми сбросили в шахту, к-рую взорвали гранатами, завалили бревнами и засыпали землей. Е. Ф. умерла не сразу. Она смогла перевязать рану вел. кн. Иоанну Константиновичу частью своего апостольника.

   28 сент. Алапаевск был освобожден от большевиков Белой Сибирской Армией. 11 окт. 1918 г. тела Е. Ф. и др. казненных были извлечены из шахты. На груди Е. Ф. обнаружили икону Спаса Нерукотворного с надписью: «Вербная суббота, 13 апр. 1891 г.» (дар Александра III в день перехода Е. Ф. в Православие). 18 окт. была отслужена 1-я всенощная заупокойная панихида, 19 окт. останки мучеников были похоронены в Троицком соборе Алапаевска.

   1 июля 1919 г. из-за наступления Красной Армии останки мучеников были отправлены из Алапаевска в Читу. Здесь они находились в Покровском мон-ре. 26 февр. 1920 г. останки отправили в Русскую духовную миссию в Пекине. В нояб. того же года по желанию сестры Е. Ф., принцессы Виктории Баттенбергской (маркизы Милфорд-Хейвен), останки Е. Ф. и добровольно принявшей с ней мученическую смерть мон. Варвары были отправлены в Иерусалим через Китай, а оттуда морем, через Суэцкий канал, в Египет (г. Порт-Саид). 28 янв. 1921 г. останки, сопровождаемые игум. Серафимом (Кузнецовым), были торжественно встречены в Иерусалиме греч. и рус. духовенством, принцессой Викторией, многочисленной рус. колонией, местными жителями и рус. паломниками. 30 янв. 1921 г. Иерусалимский Патриарх Дамиан совершил панихиду и погребение останков Е. Ф. и мон. Варвары в крипте ц. Марии Магдалины. 1 нояб. 1981 г. Е. Ф. была канонизирована РПЦЗ. 1 мая 1982 г., в день празднования Недели св. жен-мироносиц в Иерусалиме, их мощи перенесли из склепа-усыпальницы в ц. Марии Магдалины. В наст. время 2 гробницы из белого мрамора с иконами преподобномученицы находятся у алтаря храма.

   Е. Ф. прославлена Архиерейским Собором РПЦ 31 марта — 5 апр. 1992 г. как преподобномученица, хотя монашеского пострига не принимала.

   25 июля 2004 г. в Москву по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Первоиерарха РПЦЗ митр. Лавра (Шкурлы) из мон-ря св. равноап. Марии Магдалины в Гефсимании (Иерусалим) был доставлен серебряный ковчег с десницей Е. Ф. и частицей мощей св. Варвары в сопровождении представителя РПЦЗ в России Бостонского еп. Михаила (Донскова). 6 дней св. мощи находились в храме Христа Спасителя в Москве, где им поклонились более 40 тыс. чел., и 6 дней — в Даниловом во имя прп. Даниила Столпника московском муж. мон-ре. По дороге в Марфо-Мариинскую обитель был совершен молебен, на к-ром присутствовали игумении всех жен. мон-рей Москвы. Авиаперелеты с мощами были осуществлены в Якутск, в Анадырь, в Магадан, в Петропавловск-Камчатский, в Южно-Сахалинск, на о-в Итуруп (Курильский архипелаг), во Владивосток, в Мирный, в Нов. Уренгой. Из Владивостока в храме-вагоне в честь Смоленской иконы Божией Матери, принадлежавшем Миссионерскому отделу РПЦ, св. мощи отправляли на поклонение в Уссурийск, Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Биробиджан, Благовещенск, Читу, Улан-Удэ, Иркутск, Красноярск, Абакан, Новокузнецк, Кемерово, Томск, Новосибирск, Барнаул, Омск, Тобольск, Тюмень, Кызыл, Таштагол, Бийск, Рубцовск, Горно-Алтайск, Ишим. В Екатеринбурге св. мощи находились в храме во имя Всех святых, в земле Российской просиявших, возведенном на месте дома Ипатьева. Затем св. мощи доставили в Свято-Троицкую ц. Алапаевска. В здании Напольной школы мощи были на поклонении сначала в музейной комнате, а затем в Екатерининской ц., богослужения в к-рой посещали алапаевские узники, и в алапаевском во имя новомучеников Российских муж. мон-ре. Мощи трижды обнесли вокруг ограждения старой шахты, места кончины Е. Ф. Далее мощи проделали путь по Юж. и Центр. России, через Ставрополь, Ростов-на-Дону, Волгодонск, Таганрог, Новочеркасск, Шахты, Азов, Батайск, Тамбов, Воронеж, Ст. Оскол, Губкин, Курск, Железногорск, Орёл, Мценск, Оптин болховский в честь Рождества Пресв. Богородицы и Св. Троицы жен. мон-рь, Брянск. Св. мощам смогли поклониться жители Белоруссии, Латвии, Литвы, Казахстана, Киргизии, Азербайджана. Почти за 7 месяцев в 140 городах и в 61 епархии ок. 10 млн чел. поклонились святыне, в кон. февр. 2005 г. св. мощи вернулись в Москву, где Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий возглавил встречу мощей. В наст. время св. мощи возвращены в Иерусалим в Гефсиманию.

   В 2007 г. Патриарх Московский и всея Руси Алексий возглавил попечительский совет по празднованию 100-летия Марфо-Мариинской обители. 15 дек. 2007 г., после реставрации, состоялось малое освящение Покровского храма Марфо-Мариинской обители.

И. К. Кучмаева, Л. Б. Максимова

Церковно-Научный Центр «Православная Энциклопедия»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *